Новости
ГАСТРОМАРКЕТ - НАВСЕГДА ИЛИ НА ВРЕМЯ? Мнение В.П. Чеглова

В.П. Чеглов о гастромаркетах, мнение профессора базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Плеханова.

Читать далее...

В.П. Чеглов об инициативе АКИТ в отношении онлайн-торговли

Одной из актуальных проблем современной торговли становится рост ее трансграничной составляющей и активное проникновение на российский рынок зарубежных онлайн продавцов. И как всегда отечественный предприниматель не защищен. Инициативы сообщества российских продавцов или не слышат, или на них следует один ответ: власти заботятся о покупателе и его кошельке. Так ли это? Противоположная точка зрения, высказанная В.П. Чегловым в интервью для РБК-ТВ.

К видео...

Кто заплатит за воровство в сетевых магазинах

О кражах в магазинах, их причинах и последствиях для добросовестного покупателя в статье д.э.н. В.П. Чеглова.

Читать статью...

Осмысляя произошедшее. Профессиональное выгорание предпринимателя (управленца), или что - то другое? Что меня зацепило в интервью С. Галицкого

На сайте опубликован комментарий В.П. Чеглова на интервью бывшего владельца торговой сети "Магнит" Сергея Галицкого, данного им изданию "The Bell".

Читать комментарий...

Трансформация торговой сферы в условиях новой экономической реальности

26 марта 2019 года В.П. Чеглов выступил с докладом по теме "Трансформация торговой сферы в условиях новой экономической реальности" на конференции, состоявшейся в Нижегородском государственном университете им. Н.И. Лобачевского.

С презентацией к докладу можно ознакомиться по ссылке.

Главная  Технологии управления розничными торговыми сетями  Теория и практика интеграции в торговле  Новый национальный стандарт, к руководству или для сведения?

Теория и практика интеграции в торговле

« Назад

Новый национальный стандарт, к руководству или для сведения?  28.01.2017 12:47

В конце 2016 г. был сделан еще один шаг в области саморегулирования торговли. Впервые принят национальный стандарт «Руководство по добросовестным практикам взаимоотношений между торговыми сетями и поставщиками потребительских товаров» (ГОСТ 56876.1-2016). Название многообещающее. Попробуем разобраться, насколько этот документ революционен и востребован практикой. Прочитать документ можно здесь.

Начнем с части 1, которая обозначена как «Термины и определения». Первое, что бросается в глаза – весьма интересный разработчик – это общероссийский союз потребителей России (СПРФ). Видимо в Госстандарте посчитали, что лучше всех в хитросплетениях взаимоотношений торговых организаций и их поставщиков разберутся потребители (покупатели). На всякий случай им в помощь отрядили представителей Межотраслевого экспертного совета по развитию потребительского рынка и комиссии по применению кодекса добросовестных практик. И там, и там это собрание представителей союзов крупных торговых сетей (АКОРТ), Союза независимых сетей всей России (тех кто покрупнее, понятно) и не менее крупных производителей (ВБД, Черкизовского АПК и др.). Поскольку эти органы состоят из представителей сетей и производителей, то договориться они могут только через консенсус, то есть, когда то, или иное утверждаемое стандартом положение устраивает обе стороны, то есть найдено решение, устраивающее обе стороны или то, которое ни о чем не говорит. Последнее мы и видим. Попробуем доказать сей вывод.

  1. Термины стандарта трактуются как общие, рекомендуемые для применения во всех видах документации (получается, что это стандарт терминов, а не действий). И различий участников рынка в потенциале развития нет, как и дискриминации на нем. Все поставщики равны в возможностях продавать свои товары в крупной торговой сети, а на рынке сплошное братство. Тогда зачем Кодекс было городить, да и без стандарта добросовестных практик сколько лет жили. Теперь обратимся к терминам.
  2. П. 2.1.3. постулирует определение качества товара и отсылает нас к положениям договора поставки и обязательным требованиям, установленным законодателем ранее. Если это так, то качество можно прописать в договоре любое, а добросовестность тогда – это четкое исполнение договора. Ан нет. П. 2.3.1 гласит: добросовестные деловые практики – это практики в рамках Закона, которые обеспечивают информационную открытость хозяйствующего агента ко всем заинтересованным лицам, готовность взаимодействия с ними. Но тогда как же быть с договорными (коммерческими) договоренностями? Коммерция предполагает, что каждая сторона стремится к своей выгоде и тщательно скрывает свои интересы и преимущества.

  3. П. 2.3.2 еще интереснее. Оказывается, что добросовестные практики взаимоотношений являются таковыми, если удовлетворяют нормам гражданского права, принципам разумности и добросовестности сторон договора. Короче масло оно потому масло, что масляное!

  4. П. 2.3.8 определяет, что такое недобросовестные практики. По мнению авторов стандарта - это практики, признанные противоречащим Кодексу добросовестных практик (именно им руководствуется часть авторов, как мы установили выше). Или несоответствующие нормам Гражданского права – но тогда они НЕЗАКОННЫЕ! Если же это те, что не соответствуют принципам разумности и добросовестности сторон договора поставки, тогда как измерить сторонам свою РАЗУМНОСТЬ И ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ?

  5. П. 2.1.5 касается определения торговой сети, под которой понимается совокупность двух и более торговых объектов, которые находятся под общим управлением или пользуются единым коммерческим обозначением или иным средством индивидуализации для розничной или мелкооптовой продажи потребительских товаров (НЕ УСЛУГ). Если это так, то когда у собственника 1 магазин – он априори добросовестен, но не дай Бог он приобрел второй объект! Сразу авторы подозревают, что человек испортился или может испортиться и его надо превентивно лечить Кодексом. Если ты оказываешь услуги, то добросовестен, продаешь товары – спекулянт.

  6. П. 2.2.13 затрагивает наболевшее – порядок оплаты торговой сетью поставщику за поставленные товары. За этот пункт непрестанно бьются законодатели. Стараются максимально сократить срок отсрочки. Запретить так называемые бонусы. Хочет дать поставщик отсрочку покупателю, стимулировать того продавать бонусами – нельзя, говорит законодатель, ибо поставщик не знает, что сам себя наказывает. Мы его подстрахуем и запретим! Заранее. Правда речь идет о продовольственных товарах, которые видимо ближе законодателям.

И вот вдруг такой пассаж! По новому стандарту, оплата товаров – это уплата покупателем поставщику определенной в договоре поставки цены за поставленные или принятые, либо подлежащие поставке и принятию в соответствии с договорами товары, в том числе в форме согласованного сторонами зачета встречных требований. Но ведь встречные требования и есть требования бонусов. Нельзя реализовывать бонусы маркетинговыми договорами, намекают авторы стандарта, но учитывать в ценах можно и нужно. Причем в договорах можно прописать все условия сделки. И это единственный пункт 1 части стандарта, который можно, кажется на первый взгляд, поставить в заслугу авторам. Но только на первый! Ведь дискриминация поставщиком малого предприятия усиливается. Крупная сеть легко получит значительно более низкую закупочную цену и будет демпинговать.

Хочется верить, что про демпинг говорится во второй части стандарта, ибо обещано расписать что такое хорошо, а что такое плохо. Продолжение следует.

28.01.2017

В. Чеглов

КОММЕНТАРИЙ К РУКОВОДСТВУ ПО ДОБРОСОВЕСТНЫМ ПРАКТИКАМ