Новости
О ловушке «Отсутствие преемственности в управлении» на примере X5 Retail Group

Ловушки интеграции. Мы все чаще сталкиваемся с тем, что крупные торговые системы попадают в повторяющиеся кризисные ситуации. Ряд из них описан Ицхаком Адизесом и широко известен. Но есть и новые, свойственные сегодняшней системной парадигме развития торговой сферы. В своей диссертации мы выделили две новые ловушки «Искусственное ускорение темпов роста» и «Отсутствие преемственности в управлении».

Читать далее...

НА НАШЕЙ УЛИЦЕ - ПРАЗДНИК
28 марта Вячеслав Чеглов защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук. В своей альма матер - РЭУ имени Г.В. Плеханова.
Работа называется "УПРАВЛЕНИЕ ФОРМИРОВАНИЕМ И РАЗВИТИЕМ ИНТЕГРИРОВАННЫХ ТОРГОВЫХ СИСТЕМ В РОССИИ".
5 лет в качестве орг. консультанта при зарождении отечественных торговых сетей, 15 лет практической управленческой работы в них, затем 5 лет научного осмысления, 6 монографий и 60 публикаций. Результат - ясная, четкая, конкретная картина того, каким образом торговля на наших глазах превратилась во вторую по значимости отрасль экономики, из распределителя товаров в законодателя потребностей и вкусов, из мирного сообщества советских торгов в арену борьбы транснациональных корпораций и гигантов федерального уровня. 
В работе представлена система практических рекомендаций для малого и среднего бизнеса про то, что делать, чтобы вписаться в новую реальность и не пасть невинной жертвой в этой борьбе гигантов. И выйти на тропу дальнейшего развития. А для крупного бизнеса - что делать, чтобы рост капитализации не препятствовал операционной эффективности.
Подарок в честь дня рождения

В день рождения супруга подарила мне книгу Майкла Берга "Стать подобным богу или Каббала и наше предназначение". Признаться, я ее только пролистал и сразу наткнулся на следующий постулат "Только отдавая, мы действительно можем что-то дать самим себе". И я решил сделать себе подарок и отдать свой первый учебник "Экономика и организация управления розничными торговыми сетями". Сделать его полностью доступным. С сегодняшнего дня его можно свободно скачать в pdf на сайте в разделе "книги".

В.П. Чеглов

Отсутствие внутренней свободы и дилетанство. Насаждаемые привычки и что из них следует?

Почему в нашей стране все всегда идет не так?

Ниже мы приводим интересную точку зрения на причины происходящего. К сожалению автор не предлагает какого-либо рецепта. Нам представляется, что начинать нужно с себя, осознать то, что происходит и выстраивать свой внутренний мир независимо от влияния внешних факторов, черпать силы от земли, общения с друзьями, на тренингах, из книг. Вырабатывать у детей защиту от негативного влияния окружающей среды и способности принять то лучшее, что она дает. И тогда мы сохраним будущее и Россию, как великую страну.

Читать далее...

Главная  Статьи и книги  О проблемах и практике государственного регулирования торговли в России

Статьи и книги

« Назад

О проблемах и практике государственного регулирования торговли в России  01.12.2015 02:24

В.П.Чеглов, профессор кафедры Коммерции и торгового дела МФПУ «Синергия», к.э.н.,

Г.Н.Чернухина, заведующий кафедрой Коммерции и торгового дела МПФУ "Синергия",к.э.н.

Governmental trade regulation in Russia: problems and practice.

О проблемах и практике государственного регулирования торговли в России

Опубликована в сборнике "Развитие российской торговли в современных условиях", изд. "Синергия", 2015

The article is devoted to the analysis of Russian governmental trade regulation practice. The authors regard the existing problems in this sphere, research the appropriateness and efficiency of application of the Law on the foundations of trade regulation.

Статья посвящена анализу практики государственного регулирования торговой деятельности в РФ. Авторы рассматривают существующие проблемы в данной сфере, исследуют обоснованность и эффективность применения норм закона «Об основах регулирования торговой деятельности».

Ключевые слова: государственное регулирование, закон о регулировании торговли, торговые сети, поставщики

Key words: governmental regulation, the law on trade regulation, trade chains, suppliers.

 

Возрастание значимости потребительского рынка, в частности сферы торговли, как опорной составляющей национальной экономики на фоне актуализации социальных вопросов, глобализации бизнес - процессов, выдвигает в число первоочередных задач исследование практики применения существующей системы нормативно-правового регулирования торговли, анализа зарубежного опыта, разработки направлений совершенствования этого механизма.

Практика показывает необходимость формирования четкой концепции не только федерального, но и муниципального участия в регулировании и координировании сложных взаимоотношений субъектов потребительского рынка между собой, с поставщиками и потребителями, государством и регионами, муниципальными и сельскими образованиями. Сегодня нет ни малейших сомнений в высокой степени влияния на торговлю внешней среды. Но все большую значимость приобретает и внутренняя среда, формируемая посредством конкуренции, внедрения инновационных технологий, способностью игроков рынка к самоорганизации.

Акценты в реализации этого механизма зависят от реализуемой концепции, поэтому в разных странах смещаются в разные стороны. В России сегодня эти акценты смещены в сторону федеральной и региональной власти. А ведь торговля является одной из первых приватизированных отраслей народного хозяйства. В 90-х годах с помощью приватизации торговых предприятий ставилась и была достигнута цель ускоренного строительства малого бизнеса, формирования слоя предпринимателей. А ведь малое предпринимательство оно на то и малое, что возникает на местах, в районах и городах. Сегодня процессы развития малого бизнеса в торговле замедлились, а правильнее сказать, пошли вспять. Вчерашние малые предприниматели продают бизнес, сдают в аренду федеральным и региональным торговым сетям торговые площади и переходят в категорию рантье. Причины этого понятны – сворачивание государственной поддержки и правовая незащищенность. Более того, правовая неопределенность. Отсутствие выстроенных по вертикали и неизменных правил хозяйствования и регулирования.

Поэтому и главная область правоприменения в сфере торговли лежит в плоскости местного регулирования, которое должно быть направлено на решение проблем конкретной территории, эффективное использование ресурсов, находящихся в распоряжении местной администрации. Эффективное использование внутреннего потенциала территории лежит в разумном сочетании прямого административного вмешательства государственных органов в сферу торгового предпринимательства и механизма его экономического регулирования и стимулирования.

Методологически проблемы регулирования развития потребительского рынка крупного города можно объединить в три агрегированных комплекса:

Создание нормативно-правовых, организационных, информационных, финансовых и других условий для эффективного функционирования и развития экономического потенциала торговых организаций, а также сектора инфраструктуры потребительского рынка;

Формирование условий для развития торгового бизнеса посредством рационализации системы управления потребительского рынка со стороны государственных и муниципальных органов власти;

Создание условий для эффективного воспроизводства кадрового потенциала в отрасли.

Исходя из изложенных методологических подходов, рассмотрим, конкретный, применяемый сегодня механизм государственного регулирования отрасли, выстраиваемый на основе федерального закона  № 381 «О государственном регулировании торговой деятельности в РФ». Проанализируем реализуемую концепцию регулирования.

Прежде всего, следует обратить внимание на то, что четкой концепции государственного регулирования торговли не просматривается. Причина, на наш взгляд,  в ангажированности закона. Сама идея его появления была инициирована МЭРТ России с подачи ряда производителей продуктов питания. Промежуточный вариант был сильно изменен в процессе прохождения Минпромторга. Ну а окончательный вариант вышел в свет с поправками, скорректированными лоббистами крупных сетевых торговых компаний.  Посмотрим, что получилось.

Нельзя не отметить, что появился федеральный документ, который некоторым образом обозначил экономико - правовые отношения государства и предпринимателей в сфере торговли. Правда, поскольку итоговый вариант стал отражением лоббирующих интересов, он получился «лоскутным». Из положительных моментов отметим, что в какой – то степени разграничены  полномочия между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления. Вместе с тем, в существующей редакции это - закон о регулировании взаимоотношений между поставщиком и ритейлером (своеобразное перетягивание «каната» - прибыли), в нем не нашлось места потребителю и защите его интересов, слабо прописаны взаимоотношения между ритейлерами и органами власти.

Причина, на наш взгляд, в том, что законопроект изначально рассматривался как инструмент ограничения роста торговых сетей и защиты интересов поставщиков путем введения определенных требований к договорам поставки продовольственных товаров, введения для торговых организаций порога присутствия на рынке.

Нельзя не отметить, что закон концентрируется, в основном, на регулировании розничной торговли продовольственными товарами, преимущественно сетевой, и в большей степени направлен на достижение тактических задач, нежели стратегических перспектив развития отрасли.

Рассмотрим, в чем заключаются недостатки реализуемой концепции.

1. Норма, предусматривающая введение мер по государственному регулированию цен на отдельные социально значимые товары первой необходимости на срок не более 90 календарных дней, на практике пока не применяется. Даже сегодня, в условиях девальвации рубля.

Интересно, что само по себе применение данной нормы невыгодно как торговой сети, против которой она направлена, так и поставщику. Практика применения нормы в кризис 2008-9 гг. показала, что поставщик, сталкиваясь с искусственным запретом повышения цены на социально-значимый товар, сокращает его производство в пользу высокомаржинального товара. Мы получаем дефицит товаров первой необходимости. Скорее проблему надо решать через дотирование производителей социально-значимых товаров.

2. Норма, регулирующая договорную практику торговых сетей и поставщиков (статья 9 Закона),  определяет, что стороны обязаны обеспечивать доступ к информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки через сайт компании или (далее следует оговорка – прим. авторов) путем пересылки запрашиваемой информации, в четырнадцатидневный срок со дня получения соответствующего запроса,

Что мы видим на практике? Большинство сетей пользуются оговоркой и на сайтах такой информации не размещают (исключение - открытые акционерные общества типа Х5 Retail Group, «Магнита»). Обсуждение существенных условий поставки по-прежнему строится исходя из конфигурации закупаемой ассортиментной матрицы, объемов закупки. Наверное, оговорки при выстраивании рыночных правил необходимо устранить. Тогда и можно будет говорить об условиях справедливой конкуренции.

3. Регулирование закупочных цен.  Эту дефиницию закона следует трактовать как отрицательную, неэффективность которой показал опыт применения за рубежом (закон Робинсона – Патмана, США, сто лет назад). Наверное, здесь более правильно обязать поставщиков вывешивать в открытый доступ прайс раздельно по каналам сбыта (например, отдельно, для оптовых, мелкооптовых и розничных покупателей).

4. Ограничение размеров вознаграждения розничной торговой сети за выгодные для поставщика условия контракта (иначе называемого бонусом). премией за приобретаемый объем товара в пределах 10% от цены этих товаров. Интересно, что по социально значимым группам товаров и это вознаграждение запрещено. Торговым сетям запрещается требовать от поставщиков эксклюзивных поставок, платы за вход в сеть.

 Анализ действия этой дефиниции на практике показывает, что бонусы как были, так и остаются, меняется только форма их предоставления. Данный запрет Законодателя контрагенты легко обходят через договор об оказании маркетинговых услуг. Лазейку обеспечивает п. 11 ст. 9 самого Закона, согласно которой «услуги по рекламированию продовольственных товаров, маркетингу и подобные услуги, направленные на продвижение продовольственных товаров, могут оказываться торговым предприятием на основании договоров возмездного оказания соответствующих услуг». Наконец, никто пока не сумел искоренить практику «откатов».

Вместе с тем, что отрадно, и можно отнести в актив Закона, крупные сетевые структуры поубавили произвол в части требований бонусов с поставщиков. Ведь принуждать поставщиков к заключению дополнительных соглашений ритейлеры по закону права не имеют. Но здесь надо помнить, что уплата бонусов является,  по своей сути,  софинансированием развития каналов сбыта, жизненно важного для и выбор у поставщика небольшой: либо платить за п обеих сторон договора. Поэтому разрешенный бонус за объем поставок (10%) торговые сети сейчас берут со всех поставщиков в полном размере. Остальное – «добирают» договорами на маркетинговые услуги.

На этом фоне уже не удивляет стремление отдельных законодателей усилить запретительную норму. Так, в проекте изменений к рассматриваемому закону, внесенному в Государственную Думу группой депутатов (И.Яровая, В.Эвангельский), предлагается снизить размер возможного вознаграждения торговой сети за объем поставки до 3%, включая плату за маркетинговые платежи. Возникает вопрос, а почему 3%, почему не запретить объемный бонус вообще? Почему только в сфере продовольственной торговли он оправдан?

5. Регулирование хозяйственных отношений торговых сетей и поставщиков в части взаиморасчетов. Статья 9 п.7 закона устанавливает дифференцированные предельные сроки оплаты поставки для договоров с отсрочкой платежа (начиная с момента передачи товара). Так, торговые сети должны расплатиться с поставщиками в течение периода от 10 дней до 45 календарных дней, в зависимости от срока годности этих товаров.

Насколько эта норма Закона оправдана? С точки зрения поставщика норма востребована. Ведь поставщик сегодня выступает значимым кредитором торговых сетей, предоставляя им отсрочку платежа за поставленные товары. При этом он осуществляет поставки товаров продовольственной группы не менее 2-х раз в неделю, а по скоропортящимся группам товаров, и в ежедневном режиме. Значит, его роль в формировании товарного запаса в магазинах велика.

Однако субъекты права по Гражданскому Кодексу сами вольны определять существенные условия договора. И если поставщик идет на «кабальные» условия торговой сети, то ему это в той или иной степени, выгодно. Ему важно наличие своей продукции в товаропроводящей сети. Вмешательство государства здесь должно быть очень осторожным, взвешенным. Направленным исключительно на защиту интересов малого бизнеса.  Однако степень проработанности нормы вызывает сомнение. Так, Закон не определяет, как поступать в случае, если поставка осуществляется одной партией, в которой ассортиментные позиции продукции имеют разные сроки годности, в том числе и более месяца.  Значит, у торговых сетей остается лазейка для маневра. Можно оплатить товар по максимальному сроку.

Далее закон определяет, что оплата товаров производится при условии передачи документов, сопровождающих поставку (статья 9 п. 8). Этот параграф оставляет возможность сторонам, по согласованию, передвигать сроки платежа, заменяя накладные, либо используя механизм сверки взаиморасчетов. Наконец, установленная форма накладной не предусматривает фиксации сроков годности товаров.

Практика показала, что эта, ключевая, по мнению разработчиков, норма закона так и не заработала. Торговые сети в меньшей степени, но все равно задерживают платежи. И поставщики на это согласны, ведь они заинтересованы в устойчивых отношениях.

Все же необходимо отметить, что эта норма закона сказалась на торговых сетях, увеличив издержки сетей. Они были вынуждены прирастить собственные оборотные средства. Так, только «Х5 RetailGroup» в 2010 г. потребовалось более $100 млн. дополнительных кредитов на увеличение оборотных средств, чтобы обеспечить своевременную оплату товара. Но ведь были привлечены заемные средства, которые необходимо обслуживать, а значит, расходы по обслуживанию этих кредитов в конечном итоге были заложены в цену товара на полке, оплачены покупателями. В этой связи планируемое упомянутой выше группой депутатов Государственной Думы  ужесточение нормы отсрочки по платежам на 5 – 10 дней вызывает  недоумение.

6. Регулирование «мобильной» торговли. Статья 10 Закона переключает нас в совершенно другой сектор розничной торговли, связанный с нестационарными торговыми объектами. Она закрепляет за органом местного самоуправления исключительное право разрабатывать и утверждать схему размещения нестационарных торговых объектов. Этот  подход не вызывает сомнения. Во всем мире этот вид торговли регулируют местные власти. Однако Законодатель остается непоследовательным, поскольку  не оговаривает четких и единых для всех регионов правил построения взаимоотношений субъектов в этом процессе. Оставляет возможности  коррупции со стороны чиновников.

Наверное, стоило бы четко прописать принципы размещения нестационарной сети, принципы отбора торговых организаций при формировании в муниципальном образовании нестационарной торговой сети, наконец, условия отказа в размещении.

7. Статья 13 Закона возвращает нас в сферу продовольственной торговли, запрещая ритейлерам возвращать поставщикам вышедший из срока годности товар.

Эта дефиниция показывает, что Законодатель  попросту не знает технологии торговли. Как-то забывается, что торговля продовольственными товарами априори предусматривает возвраты, т.к. точно заказать товар для реализации невозможно. И большинство поставщиков это понимают. Часто они даже больше, нежели ритейлер, заинтересованы в постоянном присутствии своего товара на полках магазинов. Поставщики, на самом деле, готовы на разумный возврат, обмен, корректировку объема следующей поставки.

Возникает вопрос, зачем регламентировать этот аспект хозяйственной деятельности игроков рынка, если нереализованный товар «падает» на результаты магазинов, либо в них образуется дефицит товара?. Ведь все мы понимаем, что торговые сети свои списания по «сроку годности» сегодня частично возмещают за счет своих работников. Напрямую, либо косвенно,с помощью депремирования, низкой заработной платы. В итоге эта норма повышает социальную напряженность в отрасли.

Отметим, что мы не склоняемся к отмене этой нормы вовсе. Считаем целесообразным оставить этот вопрос на усмотрение контрагентов, либо запретить торговым сетям перекладывать технологические потери на сотрудников, заключать договора бригадной (коллективной) материальной ответственности.

8. Следующая направление регулирования связано с ограничением территориальной экспансии розничных торговых сетей.  Статья 14 ограничивает возможности территориального проникновения торговых сетей уровнем 25% от общего оборота продовольственных товаров в муниципальных образованиях (По сути, установлен 25 - % порог доминирования для торговых сетей).

Необходимость регулирования территориального проникновения признана во всем мире и не вызывает сомнений (закон Руайе, Франция, в контексте с историей развития национальных сетей гипермаркетов, практика ограничения экспансии сети дискаунтеров Aldi, Германия). Но надо понимать, что установление порога не означает, что автоматически остальные 75% продовольственного оборота в регионе разделят предприятия малого бизнеса. Скорее это будут конкурирующие крупные торговые сети. И мы получим олигополию.

В сегодняшнем виде «антимонопольная» норма применяется редко. По – серьезному, с ней столкнулась, пожалуй, только компания Х5 Retail Group, когда покупала федеральную сеть «Копейка»: ФАС, одобрив в целом сделку, обязала покупателя избавиться от 24 купленных дискаунтеров. Остальным федеральным сетям пришлось лишь изменить стратегию по отдельным регионам, чтобы не выйти за ограничения ФАС.

Вызывает вопросы, пожалуй, величина порога доминирования и механизм администрирования самой этой нормы. Ведь, в соответствии с Федеральным законом «О защите конкуренции», доля рынка, которую может иметь компания в пределах определенной территории, чтобы избежать санкций со стороны антимонопольных служб, определена в 35%. Налицо противоречия в подходе. При этом надо помнить, что антимонопольный закон является межотраслевым, а значит, имеет приоритет. И выборочное ужесточение нормы должно получить обоснование, которого нет. Мы считаем, что нет никакой необходимости введения специальной нормы в сфере продовольственной торговли, что она сама была и есть результат лоббирования чьих то частных интересов.

Механизм администрирования данной нормы также вызывает вопросы. По всей России порог доминирования рассчитывается в отношении муниципального образования. Но вот в мегаполисах, где сосредоточены основные денежные потоки, муниципальное деление сознательно  игнорируется. В качестве базы оценки выступают мегаполисы в целом, хотя каждый из них поделен на муниципальные образования (районы).

Сегодня район такого мегаполиса, как Москва, вполне сопоставим по численности населения с муниципальными образованиями в составе московской области, например. Но почему-то Московская область дробится на районы, по которым считается порог доминирования, а Москва - нет. Наверное, это неправильно и необходим единый подход. И, реализуя дефиницию, мегаполисы следует раздробить до муниципальных образований (районов).

Администрирование данной нормы сегодня возложено на Федеральную Антимонопольную Службу. Но вот механизм обжалования неправомерных действий со стороны ФАС не предусмотрен. Не менее важен вопрос наказания за допущенные нарушения закона. Установленные размеры штрафов вполне могут стать «неподъемны» для небольших торговых сетей и независимых ритейлеров и привести к их вытеснению с рынка. То есть достижению прямо противоположного результата. Причем варианты совершенствования закона предполагают увеличения системы штрафов, вплоть до введения оборотных штрафов, характерных для антимонопольной практики. Необходимость последнего само по себе вызывает вопросы. Но гораздо важнее, что ответственность малого бизнеса и крупных торговых сетей рассматривается в одной плоскости. Напрашивается как минимум вывести малый бизнес из-под действия Закона.

Таким образом, концепция регулирования российской торговли, реализуемая сегодня получилась несколько однобокой, с рыхлой и аморфной структурой. Направленной исключительно на ограничение прав хозяйствующих субъектов в розничной торговле продуктами питания, с рыхлой и аморфной структурой.

Сложившаяся концепция регулирования торговой деятельности в РФ в большей степени тормозит развитие цивилизованного рынка. Практика доказала, что регионы и муниципалитеты так и не получили реальных полномочий в такой значимой в социально-экономическом отношении сфере как торговля.

На наш взгляд, в целях повышения ее эффективности отраслевые вопросы потребительского рынка должны быть делегированы региональным властям, а вопросы контроля и надзора, а также рычаги влияния и обязательный перечень требований к деятельности торговой организации должны быть прописаны законодательно. Кроме того, мы полагаем, что необходим орган, который мог бы мониторить общую ситуацию в торговле, создавать условия для развития конкуренции точечным воздействием. Таким органом видится возрождение как самостоятельной структуры Министерства торговли.

Не обеспечиваются и интересы малого предпринимательства. Не нашли должного отражения вопросы организации мелкорозничной торговли (сфера деятельности малого бизнеса), их территориальной доступности для конечного потребителя. Наоборот, сегодня происходит вытеснение с потребительского рынка киосков, павильонов и других объектов мелкой розницы. Сокращается рыночная торговля. Что предлагается малому бизнесу взамен? К сожалению, ничего. Малый бизнес не получил никаких послаблений по сравнению с крупным сетевым бизнесом. Известно, малые предприятия не могут по своим финансовым возможностям конкурировать с сетевой торговлей, поэтому малый бизнес не может развиваться без гарантированных государством льгот и преференций, в том числе и при закупке товаров у поставщиков. Как это сделать, через систему государственных оптовых компаний, стимулирование создание и дотирование закупочных ассоциаций? Вопрос не только не решен, он и не ставится!

Напрашивается неутешительный вывод: государству удобны процессы концентрации и укрупнения предприятий, которые легче «контролировать», взимать чиновничьи поборы. А развитие мелких частных предприятий, как это существует во всем мире, не востребовано. Складывается мнение, что государство сегодня не заинтересовано в создании условий конкуренции в сфере розничной торговли, формировании ценовой доступности для покупателей.

Механизм государственного регулирования почему- то не затрагивает вопросы организации и ведения торговли, прежде всего таких новых видов, как электронная торговля, торговля через торговые центры. Не касается торговли непродовольственными товарами, сферы общественного питания; аптечного бизнеса. Правил продажи товаров, которые по-прежнему регулируются подзаконными актами.

Не уделяется внимания и проблеме качества профессиональной подготовки и переподготовки руководителей, менеджеров, продавцов. Отсюда все острее стоят вопросы деквалификации в отрасли. Мы сталкиваемся с низким уровнем образования предпринимателей и отсутствие у большинства руководителей сетевых магазинов высшего специального образования.

Считаем целесообразным, чтобы требование о наличии специального образования в отрасли было закреплено законодательно. Только тогда мы сможем повысить культуру обслуживания и получить эффективный слой предпринимателей и менеджеров.

Сделаем заключение. В сегодняшнем виде госрегулирование в сфере  розничной торговли строится на поиске своеобразного компромисса в битве двух ключевых игроков рынка - торговых сетей и производителей. И государство зря включается в этот конфликт, утрачивая позицию арбитра. Отрасли сегодня нужен закон о торговле, а не о госрегулировании. Хотя элементы регулирования и могут быть в нем представлены.

Литература

1.Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации". Российская газета  от 30.12.2009

2.Федеральный закон 26 июля 2006 № 135-ФЗ "О защите конкуренции (в редакции от 29.11.2010).

3.Законопроект об изменениях в закон «О торговле» и КоАП, внесенный в Государственную Думу  21 января 2015 г. группой депутатов во главе с И.Яровой и В.Эвангельским

4.Актуальные вопросы развития потребительского рынка мегаполиса: теория и практика. Монография. Коллектив авторов под ред. Г.Н.Чернухиной. М., Изд-во РГТЭУ, 2012

5.Чеглов В.П. Инновационный ритейл. Организационное лидерство и эффективные технологии. М., Форум, 2014

6.Чеглов В.П. Сетевой ритейл: концепции и стратегии, ловушки и решения. М., Вузовский учебник / ИНФРА-М, 2013

 



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить